maid

две ночи с ангелом-авантюристом

Наверное, это была не я.
Наверное, это было не со мной.
Быть может, это был сон? Да, всего лишь яркий сон, запомнившийся изощренной реальностью, искривленной до невообразимого неверия, до яростного неприятия всех умчавшихся в былое мгновений.
Не думаю ли я, что теперь это столь важно?
Нет, я знаю, это произошло со мной, но так давно, что воспоминания стали похожи на потрескавшийся черно-белый целлулоид из забытого киноархива.

Эти нескончаемые целлулоидные метры мне сначала нужно отреставрировать, а потом смонтировать в некое осмысленное подобие связного видеоряда...

Я положила мокрое пахучее мыло на край раковины, вытерла руки махровым полотенцем.

Неулыбчивая девушка с усталыми глазами по ту сторону зеркала механически сделала то же самое.

Она пытливо рассматривает меня.
Я неприветливо смотрю на нее.
В ее глазах укор и непонимание.
Мои глаза пусты.

На тяжелой двери кофейни приветливо звякнул колокольчик.
Я вошла и погрузилась в волны шоколадно-кофейного аромата.
Там никого не было, кроме улыбающегося продавца.

Под потолком лениво вращались широкие лопасти вентилятора, нагоняя легкий бриз.

Круглые часы над прилавком показывали девять часов двадцать минут.

Это было утром.

Я долго выбирала пирожное. Продавец бесстрастно вытирал чашки и блюдца.

Я взяла миндально-песочное и двойной кортадо. Села напротив картины с одиноким подсолнухом, скинула под столом туфли и вытянула ноги. Я даже не знала, что так устала.

Я смотрела на картину, смотрела в окно, пила кофе.
Я ни о чем не думала.
Крошки безвкусного миндаля падали на белую накрахмаленную скатерть.

За три дня до этого он позвонил. Я страшно растерялась и тупо смотрела на телефон. Зачем он звонит и что я могу сказать?

Знакомый наизусть голос запросто перечеркнул очень долгое молчание.

Много-много раз этот голос лишал меня всякой воли.
Много-много раз я забывала все свои строгие намерения, таяла всей своей пластилиновой натурой, поддавалась абсолютно на все, с восторгом летела на его зов, со злобой отвергала все доводы разума, лишь бы побыть с ним еще одну минуточку, еще разочек взглянуть в его глаза, снова услышать его смех, улыбнуться в ответ на его улыбку, в самый-самый последний раз ощутить вес его родного тела, опять дать ему наполнить мои иссохшиеся вены бурлящим счастьем.

Он предложил увидеться.

Время хрустнуло, сломалось и дико понеслось вскачь во все стороны.

Я успела подумать: разве его звонок настолько неожиданный? Мне срочно требовался ангел-авантюрист и он позвонил, хотя и не обещал.

Да, я согласилась посидеть с ним в том самом кафе.
Нет, я не задала себе ни единого вопроса.

Мы встретились. Посидели, поговорили, покурили. Он оплатил счет, помолчал и предложил поехать к нему. Свихнувшись от близости к безмерному счастью, я согласилась.

Да, я понимала, что поступаю неправильно.
Нет, я ничего не знаю об угрызениях совести.
Да, с ним я готова на все.
Нет, я не думала о последствиях.

Наедине мы всегда были откровенны и циничны. Он прищурился, улыбнулся и прямо сказал, зачем зовет (да я и сама понимала), поэтому без неуместного гонора кивнула, сразу же наложив тотальнейшее табу на все, не относящееся к сути надвигающегося кайфа.

Он сказал, что его подруга в отъезде.
Я не знала, что у них скоро свадьба.

Он хотел только одну ночь. Утром я должна была уехать.

Телефон я отключила.

Мы не отпускали друг друга до вечера следующего дня. Ближе к полуночи вырубились одновременно. Ночью проснулись, кинулись на кухню, потом поочередно в туалет и ванную, далее кинулись друг на друга и снова продолжили марафон. Прервались на покурить и хлебнуть кофе, вздремнули пару часов и снова.

Оказалось, мы еще успевали разговаривать и посмотрели два фильма.

Мы были вместе сорок два часа. Эти часы мы согласно украли у себя же и подарили друг другу.

Рано утром он спал. Я тихо обняла его, втянула запах некогда родного тела, потом неслышно выскользнула из-под одеяла.

Я умылась, положила мокрое пахучее мыло на край раковины, вытерла махровым полотенцем руки.

Усталая, неулыбчивая девушка по ту сторону зеркала механически сделала то же самое.
Она с презрением смотрела на меня.
В ее глазах были укор и непонимание.
Мои глаза светились счастьем.

Featured Posts from This Journal

  • ложь в пределах допустимого

    Знавала я однажды хорошего парня по имени Павел. Я знаю, что я ничего не знаю. Это сказал Сократ. Я знаю, что я все знаю. Это сказал Паша. Однако,…

  • свобода вне контекста приличий

    В свое время была у меня подруга по имени Наташа - врач-педиатр по профессии, Энн Хэтэуэй по внешности, Сага Норен по характеру, Склодовская-Кюри…

  • как не возлюбить ближнего

    Убийственное, потрясающее сочетание - дикий испуг и мгновенный вздох облегчения! К примеру, стоишь ты, азартно зажатая в угол лифта профи-маньяком…

promo incopula november 23, 20:00 57
Buy for 150 tokens
Давайте априори исходить из того, что если мы пришли в торговую точку, значит, у нас есть мотив и интерес. Значит, есть и много-много денег для их удовлетворения. Вот тут в дело вступают всякие мерчендайзеры, незримо преследующие нас с первых шагов и всемерно склоняющие к вступлению в…
Красивая грустная история любви. Но, к сожалению, так бывает.

так уж и к сожалению?? иногда прекрасные воспоминания бесценнее настоящего, изменившегося не в лучшую сторону.. )
...коль сердце мучит
Счастья жженье -
Что дела нам,
До отраженья...!

И что?
Случись еще раз, повторила бы?


без раздумий!!
хотя, сказать начистоту, в нем имеются некоторые критические изменения, которые мне не очень по душе.. (
Звучит то оно красиво, да только в книгах. На деле, приносит много дерьма, портит настроение на долгое время, понижает самооценку и еще куча скрытых проблем.
еще красивым это может нравится, если тебе нет 30; после ты видишь - тебя просто использовали. Не тут никакой романтики. Возможно, ты сам так делаешь сейчас.

неважно, красиво или некрасиво.. главное, чтобы задевало что-то внутри.. ) ведь так?? ))
Как ни странно, многие женщины не хотят согласиться с тем, что главным в любви и в воспоминаниях о счастливых моментах, превалирующую роль играет чувственность.
Инна, ты искренна, поэтому тебя интересно читать!

ну, я особо так не анализирую и не структурирую всякие воспоминания.. просто применяю дескриптивный метод чукчи.. ))

благодарю тебя, о, друг мой, за еще один приятный и искренний коммент, без сомнения сподвигнувший меня на последующие свершения в плане бытоописания жизни нашей с вами во многих ее интереснейших проявлениях, подчас представляющих ценность едва ли не более ценности истории целого государства.. )
мои грабли... с периодичностью 3-5 лет. каждая такая встреча это круто. но круто если не больше одного раза, иначе не избежать драм. начнешь спать на регулярной основе - пиши пропало.
ох, умеешь ты словами задеть душу ))
Всегда самое яркое и запоминающееся, это когда в последний раз или нельзя, но... Будет долго сидеть раскалённым гвоздём в мозгу, особенно усиливая тоску и боль осенью. И рождать невольную улыбку от мысли: а вот если бы...! Вот эти мысли как раз самые неправильные. Если бы не было этого в последний раз, и всё было бы можно, хренушки это всё и сейчас продолжало бы волновать. Он незаметно рядышком превращался бы в упитанное лысеющее существо с сонным безразличным взглядом... Так что ура всему, что нельзя или в последний раз:)
Теперь по тексту - вот эта часть не айс на мой взгляд:
...Я НЕПРИВЕТЛИВО смотрю на нее.
В ее глазах укор и непонимание.
Мои глаза пусты.

На тяжелой двери кофейни ПРИВЕТЛИВО звякнул колокольчик.

Или это авторский приём какой специальный?:)