Инна Лº (incopula) wrote,
Инна Лº
incopula

так проходит земная слава

Обожаю заскочить после работы в мое любимое кафе, уютно посидеть часок под негромкий аккомпанемент джаза за бокальчиком обжигающей вкусняшки с легкой закусью. Порой отмечаюсь там в негордом одиночестве, порой в трио или квартете с бывшими однокурсницами и однокурсниками.

В этих тягучих, ликеро-кофейных диалогах на неиссякаемые темы есть свой сакральный смысл. Как есть он и в тонком хвастовсте и горьких жалобах, в яростном осуждении и непритворном восхищении. Все это - кирпичики, из которых день за днем складывается наша среднестатистическая жизнь.

Некоторое время нахожусь под впечатлением истории, рассказанной во время такой кофейной посиделки. Назвала бы эту историю поразительной, но подобные события стали, увы, почти обыденностью и любой может видеть тому подтверждение, стоит только выйти на улицу и оглядеться.

Работал в нашем университете молодой преподаватель по имени Сергей Иванович. Работал он семь лет и все эти годы подавал надежды стать крупным ученым-социологом. Он уважал социологию и очень хотел заниматься ей всю жизнь, для чего закончил аспирантуру и трудился изо всех своих интеллектуальных сил на выбранном поприще.

Природа щедро отсыпала Сергею Ивановичу всего в достатке - цепкий ум, стальную память, коммуникабельность, обаяние, задор и еще многое. Он умел и любил преподавать. Он не пользовался какими-либо текстами на своих лекциях - все было в голове. Мы любили его за гигантскую эрудицию, достаточную строгость и уместную требовательность, за доброжелательность.

Говорят, для счастья много не надо. Наверное, так и есть! Ведь, действительно, было все - любимая работа, любимые студенты, любимые родители. Правда, личная жизнь не складывалась, но разве возраст Христа - так много для мужчины? Всему свое время. Все непременно сложится. Все еще впереди!

Есть черное и белое, хорошее и плохое.
Есть радость и беда, счастье и горе.
Есть жизнь и есть смерть.
Есть свет и есть тьма.

Мать и отец Сергея Ивановича ехали на машине с дачи и попали в автокатастрофу.

Страшно сказать, но статистически это - не редкость в масштабах планеты, страны, города.

В масштабах жизни одного человека, это - невозможное, невообразимое, противоестественное событие, которое вынимает из тебя все, в которое нельзя поверить, которое нельзя принять.

Наступила холодная тьма с принесенными цветами, грязным полом в квартире, машинами, людьми, водкой, деньгами, непонятными словами из бочки с ватой, куском сырой земли в руке.

Кто там наверху равнодушный дает и забирает?
Эй, ты! Разве это справедливо?
Разве зло может родить добро?
Какой баланс соблюден?
За что?

Улетела третья душа неведомо куда, оставив телесную оболочку. Все поблекло и отдалилось - работа, социология, студенты, лекции.
Зачем? Смысл?

Изменился Сергей Иванович, запил, опустился. Другим стал человеком. Появились новые приятели. Квартира стала нехорошей. Продал за бесценок и поселился где-то на отшибе в доме-развалюхе с таким же контингентом. Вскоре выгнали оттуда - не вписался в домовую иерархию.

Тьма не отступала.
Слаб человек и хрупок! Вынули из жизни важную составляющую и не хватило сил и стойкости перенести мощный удар. Упал человек от выстрела в душу и покатился. Кто-то еще и подтолкнул. Кто-то брезгливо поморщился. Кто-то подумал, что такое может случиться с кем угодно, только не с ним.

Стал Сергей Иванович бомжом. Сам виноват, что согнулся! С нами-то такое никогда не произойдет. Мы же сильные! Нас ни один выстрел не поразит!

Не прониклась бы я так этой историей, если бы однокурсница не показала мне Сергея Ивановича.

У троллейбусной остановки стоял грязный, обрюзгший бомж, одетый в зеленую драную куртку и черную вязаную шапку. Он ел беляш и, казалось, не видел никого вокруг. С огромнейшим трудом, но я его узнала.

Я ничуть не сентиментальная по характеру, но момент узнавания меня очень и очень тронул. Увидеть в таком обличии некогда любимого преподавателя - большого умницу и эрудита...

Я назвала его по имени и протянула тысячу. Он молча взял деньги, повернулся и пошел куда-то, не взглянув на меня.

К слову, выражение "Sic transit gloria mundi!" я впервые услышала на его лекции.

пост проплачен аналитическим центром "Левада-Центр" и благотворительной организацией "Oxfam"


Tags: былое, импрессия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • малолетний ельциноид

    Некоторое время назад, в одном заведении фаст-фуда, довелось мне случайно подслушать диалог между дедом и внуком. Дело было так. Сижу я, значит, в…

  • корпоративная битва

    В нашей релакс-бытовке зачастую разворачиваются такие баталии, что всякие стычки трафальгарского формата на их фоне смотрятся милой детсадовской…

  • сервис по-сермяжьи

    Намедни вознамерилась я посетить спа-салон. Давно хотела, но никак не удавалось выкроить часок-другой в моем плотном рабочем графике. Если бы не…

promo incopula september 23, 2019 20:00 26
Buy for 100 tokens
Говорят, вглядываться в прошлое - занятие не из самых разумных, ибо там все без изменений. Но, знаете, пусть говорят! А, впрочем, давайте-ка по порядку. Говорили мне однажды (с пару-тройку раз, примерно), что я умею удивлять, но я скептически воспринимала эти жалкие потуги на комплимент, хотя…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments

Recent Posts from This Journal

  • малолетний ельциноид

    Некоторое время назад, в одном заведении фаст-фуда, довелось мне случайно подслушать диалог между дедом и внуком. Дело было так. Сижу я, значит, в…

  • корпоративная битва

    В нашей релакс-бытовке зачастую разворачиваются такие баталии, что всякие стычки трафальгарского формата на их фоне смотрятся милой детсадовской…

  • сервис по-сермяжьи

    Намедни вознамерилась я посетить спа-салон. Давно хотела, но никак не удавалось выкроить часок-другой в моем плотном рабочем графике. Если бы не…