lady

диалог на грани под этюд шопена

Подарила себе сегодня после работы часовой релакс в любимой кафешечке, куда не заходила больше месяца.

Мой любимый угловой столик оказался свободным. Я сидела там в легком полумраке, дожидалась блинов с сыром и шкварками, небрежно пила кортадо, отрешенно пускала колечки сизого дыма, слушала второй этюд Шопена.

Только принесли блины и только я повязала салфеточку, чтобы приступить к их уничтожению, как вдруг к столику подходит потрясающий мужчина-джентльмен. Во рту он изысканно держит дымящуюся сигару.

Я незамедлительно приняла недоступный вид и холодно поинтересовалась, чего ему надобно?

Джентльмен улыбнулся, поклонился и учтиво поинтересовался, не буду ли я столь любезна, как для начала позволить ему присесть за мой столик.

- Окажите милость! - согласно кивнула я, аристократично отхлебнув кофе и постаравшись сесть непринужденно. Перед этим я ловко поставила блины на колени. Не хотелось мне, чтобы такой элегантный мужчина видел, чем я себя насыщаю.

Пока я думала, не заказать ли мне устрицы с трюфелями и каперсами под белым вином, блины соскользнули с моих колен под стол. Тарелочка дзынькнула, но я сделала вид, что ничего не расслышала и ничего не поняла.

- Как вы находите сегодняшнюю погоду? - вежливо начала я разговор.

- Вас в самом деле интересует мое мнение относительно столь тривиальных вещей? Или вы склонны к разговорам исключительно о банальностях? - иронично обронил джентльмен, не забыв приподнять бровь и затянуться сигарой.

"Ах ты, козел ебучий!" - подумала я, не подав вида, насколько уязвлена замечанием столь дерзким, сколь и далеким от истины.

- Прошу прощения, сэр, но вправе ли я из ваших слов сделать вывод о том, что никто не сравнится с вами в умении вести умный разговор на самый обширный круг тем? - ткнула я джентльмена мордой в лужу его комплекса, продемонстрированного им же.

- Пожалуй, все так и обстоит! - с поразительной самоуверенностью согласился джентльмен, принимая у официанта тарелку овсяной каши с черникой.

- Вы напрасно взяли блюдо из рук официанта. Здесь так не принято. Он сам бы поставил. Очевидно, опять же прошу прощения, в местах, откуда вы родом, приличных заведений нет и в помине. - безжалостно вмазала я джентльмену поддых.

Он промолчал, о чем-то рассеянно думая, затем извинился за любопытство и задал вопрос, услышав который я хотела густо покраснеть, но не смогла, как ни старалась.

- Как леди относится к минету? - спросил он с обезоруживающей улыбкой, пристально глядя мне прямо в глаза.

Я мгновенно сообразила, что любым своим ответом могу предстать перед ним в чрезвычайно невыгодном свете. А раз так, подумала я, то лучше представать в свете честном и чистом, как все мои помыслы и я вместе с ними.

- Коль вас неожиданно заинтересовала столь откровенная тема, позволю себе ответить не менее откровенно.

- Сделайте одолжение, прошу вас!

- Леди относится к минету крайне положительно и считает его очень доверительным видом ласки, достоин которой не каждый партнер, - сухо закончила я и принялась разглядывать узор на скатерти из тяжелого фламандского кружева.

Джентльмен хмыкнул и пристально всмотрелся в меня.

Под его изучающим взглядом я невозмутимо вжалась в кожаную обивку дивана и почему-то не ко времени подумала о моих блинах, валяющихся под столом.

- Леди не считает данный вид ласки крайне гнусным извращением? - вежливо поинтересовался джентльмен на чистейшем английском.

"Да ты охуел!" - чуть не завопила я по-русски, но вовремя спохватилась.

- Отнюдь! Леди не считает данный вид ласки гнусным извращением! Вы, сэр, право, безосновательно ввергаете меня в устои столь лютого консерватизма. Решительно не возьму в толк причины, заставляющие вас придерживаться мнения столь превратного, сколь и далекого от истины, - ответила я и чопорно поджала губы, после чего достала из клатча вязание и принялась невозмутимо вязать чулок.

Джентльмен ничего не сказал, но, как мне показалось, глубоко задумался.

Наступила тишина, в которой слышалось только тикание часов у бара и аккорды этюда Шопена.

Джентльмен докурил сигару и, повязав салфетку на шею, принялся неторопливо кушать свою овсянку с черникой.

Я почувствовала приступ жуткого голода. Не придумав ничего лучше, я сделала вид, что уронила вязание и залезла под стол, чтобы узнать судьбу моих блинов.

Блины, как я и предполагала, валялись на полу в растерзанном виде. Я собрала с пола остатки сыра и шкварок, быстро все проглотила, подкрасила губы и невозмутимо вылезла из-под стола.

Молчание затянулось.

У бара тихо тикали часы, а Шопен уступил место Рахманинову.

- Позвольте, сэр, в свою очередь полюбопытствовать вашим мнением касательно любезно предложенной вами темы беседы. - осведомилась я, не отрываясь от вязания.

Джентльмен доел кашу, вытер салфеткой рот, помолчал, затем дал свой ответ.

- Видите ли, по моему скромному мнению, минет сам по себе весьма дельное занятие. Однако, я бы не рискнул зайти далеко с леди, склонной к таким занятиям, и особенно посчитал бы совершенно неприемлемым одарить ее своим поцелуем! Более того, я бы посчитал неприемлемым обращаться с ней как с леди и сидеть с ней за одним столом.

Проговоривши это, он встал, положил на столик пять фунтов, поклонился и ушел.

- Ах ты ж fuckin' ты sonovabitch! - едва успела я возмущенно прокричать и швырнуть ему вслед жирный блин.

пост проплачен клубом "Barnsley"


promo incopula december 3, 20:00 45
Buy for 100 tokens
Примерно лет пять назад сидела я в какой-то непотребной забегаловке и добровольно травила себя тамошними яствами в выбранно-оплаченном ассортименте, как-то: салатом "Весна", мантами "Татарские", пироженкой "Картошка советская по ГОСТу" и компотом из крыжовника "Мохито". В должное время я должным…
я мужчина
но блинами всё равно бы не пожертвовал ;):)
минет можно потом вообразить себе наедине с самим собой, а блины нетЪ