dame

крымское вино (ч. 2)

Я нажимаю кнопку звонка и с минуту жду.

Открывается дверь и предо мной предстает такой интенсивно-колоритный дидусь, что я ощущаю... нет, не так... я вижу, да, вижу распластавшееся в воздухе густое композиционное облако из горилки, сала с цибулей, тютюна... и я... я навіч бачу свежевыбеленные хаты с ластiвками пiд стрiсями... слышу як курлычуть лелеки... бачу як вiвчар на заході гонить з водограю стадо... и цей, коханний с першого погляду, незрівнянний світ краси батькiвщины и тепер я всім моїм серцем с кожним разом закохуюсь більше и більше... ой...

Однако, никаким аутентичным мотивам не под силу свернуть меня с цели визита.

Дед молча рассматривает меня. Я молча рассматриваю его.
Мысленно я прилепила ему длинные усы, оселедец, напялила на него красные шаровары и вышиванку. В зубы дала трубку.

По нагло-хитрым, оценивающим глазам деда я догадываюсь, что вряд ли он мысленно презентовал мне какую-либо одежду, скорее - наоборот, лишил имеющейся.

Мне хочется вдоволь похихикать, но я символизирую вежливость и учтивость, не забыв привнести и чуточку загадочности.

Я достаю из котомки ошалевшего от неволи Арсения.
Дед забирает кота, отпускает на пол и пинком задает ему маршрут в направлении кухни.

Ну, вот, сейчас мне выдадут вознаграждение и я помчусь по бутикам.

Дед же, на удивление, не спешит шелестеть купюрами. Меня эта неопределенность начинает несколько напрягать, но проявить явную корысть я органически не могу.

- А что, доня, давай чайку пошвыркаем! - говорит дед, подмигивает и делает жест в сторону кухни, откуда выглядывает рыжая морда Арсения.

Ну, что? Откажусь если, обидится, рассердится и зажмотит мое вознаграждание.
Я соглашаюсь. Но соглашаюсь, само собой, не только из-за этого.

Как вы знаете, нет никого на свете добрее меня, а если кто и найдется вдруг, я того убью и снова стану самой доброй, но не суть.

Так вот, будучи самой доброй и самой чуткой на свете, я хорошо понимаю, как нужны пожилым людям внимание и понимание, как важно для них слово участия и сочувствия, поэтому безропотно скидываю курточку и иду на кухню.

Дед наливает чай, выставляет баранки с маком и ставит вазочку с сахаром. С тростниковым сахаром.

Я понимаю, нужно начать какой-то разговор, но в голове нет ни одной идеи, мало-мальски ценной для текущей ситуации.
Дед тоже поначалу молчит.

- От Никитка, сука! Натворил делов, а мы теперь купаемся. Так, доня? - рвет неловкую тишину дед и чуть ли не бьет кулаком о стол.
- Угу, так. - осторожно соглашаюсь я. Видимо, дед приподзабыл имя кота, но мне это сугубо фиолетово.
- Так зачем было потом забирать? Чужого не треба, свого не віддам. Цим все сказано. Так? - распаляется дед.
- Так! - вновь соглашаюсь я. - Но мы ничего не забирали.
- Як не забирали? А кто ж тогда?
- Сестра.
- Яка сестра?
- Ну, сестра моя. Только она не забирала. Она, наоборот, нашла.
- Чего нашла? Где нашла?
- Ну, на улице нашла. Кота вашего. Кхм... за которого вознаграждение.

Дед непонимающе смотрит на меня, потом разражается таким дьявольским смехом, что я не знаю, смеяться ли вместе с ним, или хватать ноги в руки и поскорее улепетывать, плюнув на вознаграждение.

Последнее обстоятельство придает мне решительности, бесстрашия и напора.

- Вы меня простите, но мне уже нужно идти.
- Да-да, чего ж не идти? Можно и идти, да. Ну, ты распотешила старика, донечка.

Я поджимаю губы и начинаю молча одеваться в прихожей, лицом стараясь достоверно изображать поруганную добродетель. Где-то в недосягаемой доступности сиротливо лежат мои купюры и никогда мне не взять их в руки, никогда не услышать их чарующего шелеста, никогда не пройтись с ними по бутикам. А ведь так хотелось!

Но нет, я не ропщу! Не зря говорят: делай, что должно и будь, что будет! Мне не в чем себя упрекнуть. Я сделала, что должно. Сделала сообразно моим представлениям о добре, два дела совершив: вернула кота владельцам и избавила мою Василисочку от соседства этого невоспитанного разбойника.

А деньги - что? Суета и пыль! Ничтожная пыль, недостойная ни секунды моего внимания. Я больше обрету!
Но, блин, ведь так хотелось в бутики... А-а-а-а-а...

- Диду, як ты казав? Чужого не треба, свого не віддам? Так?
- Так, доню, так!
- Ну, коль так, как быть с вознаграждением?

Дед непонимающе смотрит на меня, потом разражается таким заразительным смехом, что я, не удержавшись, начинаю похихикивать.

Дед лезет куда-то в шкаф и достает пятисотку. Потом смотрит на меня, чешет затылок и достает еще пятисотку. Потом опять смотрит на меня, идет на кухню и возвращается с полторашкой, в которой булькает нечто гранатово-вишневое.

- От це, доню! Тільки для тебе! Від діда Назара. Пий і розумій, шо це найліпше вино з Криму, яке не можливо не любити.
- Дякую, диду!

Вино было действительно очень хорошим.
А сестра даже и не заметила отсутствия Арсения.

пост проплачен интенсивно-колоритным дедом


promo incopula december 3, 20:00 45
Buy for 100 tokens
Примерно лет пять назад сидела я в какой-то непотребной забегаловке и добровольно травила себя тамошними яствами в выбранно-оплаченном ассортименте, как-то: салатом "Весна", мантами "Татарские", пироженкой "Картошка советская по ГОСТу" и компотом из крыжовника "Мохито". В должное время я должным…
Ну, я ж говорю накидалась.
И даже с сестрой не поделилась вроде.
А мог бы и ножичком,
отчаянная Вы!)

ну, ради вознаграждения и не на такие подвиги пойдешь.. ))
Если у вас там аисты стали курлыкать, то вино забористое!
Можно сказать, на одной четвертой родины побывала :)
Ну, раз отсутствие Арсения не было замечено, стало быть, и вином с ней делиться незачем :)

РАЗУМЕЕТСЯ.. обратное даже и не рассматривалось.. ))
А вы точно кота по адресу отнесли?

точнее не бывает.. хотя поначалу сама кое-какие сомнения имела.. )
Неплохо.
Теперь попробуй тоже самое с Крымом.)))))

Какая замечательная у вас сестра

деду уши были нужны. не дали ему вволю наговориться :)

ну какие уши?? )) я и так еле минутку выкроила в своем расписании, забитом всяким разным на год вперед.. )