angry

картина маслом

Уходящая неделя показалась пустой и серой. Удивляться не собираюсь, так как неделя прошла в привычном ритме полуаврала, со своими обычными порогами, рифами, изгибами и прочей деловой дребеденью. Несведущие вполне могут сделать вывод, будто моя работа мне не по вкусу, в чем будут принципиально неправы. Взлеты и падения характерны для всего, а том числе и для рабочего процесса.
Усталость и измотанность - мои текущие лейтмотивы.

Некогда я наивно полагала, что в личном блоге следует досконально описывать свою повседневность, только ее и ничего более. Как вы знаете, некоторые до сих пор успешно пребывают в этой уверенности, изо дня в день рассказывая в своих блогах о бытовых катаклизмах, но мне до этой скукотищи нет дела. Я придерживаюсь того, что в блоге писать можно все, но не стоит забывать старую китайскую мудрость: плывешь в лодке, будь готов промокнуть до нитки.

Уверена, вы уловили аллюзию на недавнюю злобу дня, распространяться о которой не имею никакого желания. Отмечу только один грустно-забавный моментик: несколько несгибаемых топ-экспонатов благонамеренно поспешили просраться нехилыми кирпичами и подтереться собственными принципами.

А теперь к делу.

Вытащила я сегодня невзначай из закромов памяти один забавненький случай. Уж как ни пыталась всунуть эту пустяковину обратно, но, видно, не судьба. Даже самой странно, поскольку рассказать предстоит о таком, что крайне сложно представить вам как нечто интригующее или жутко интересное. Одна из пытливо-азартных извилинок шепнула мне: а попробуй-ка из спортивного интереса раскрутить этот нолик на полноценную картину маслом!
Ну, что ж? Вызов принят!

Однако, обо всем по-порядку, как некогда говаривали авторы пыльных мемов "амбула" и "занавес!".

Историйка эта эпизодично приключилась в те золотые времена, когда я сгрызла чуть меньше четверти гранита моей науки. Еще не остыли душевные терзания после недавно закончившейся дружбы, но я крепко держала себя в руках и с уверенным воодушевлением вглядывалась в будущее, решительно стараясь не оглядываться на прошлое.

Самокритично предположу, что наверняка было во мне в тот период нечто неуловимое, выдававшее предельную актуальность статуса "в активном поиске". Естественно, никаким таким поиском я целеноправленно не занималась и, возможно, сейчас субъективно преувеличиваю ту самую предельную актуальность, но со стороны-то sapienti всегда sat. Пусть даже и так, но я и под присягой скажу, что все во мне тогда было скромно и прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. А если кто и предполагал другое, то я к этому не имела ни малейшего отношения.

Вот, значит, сижу я в факультетской столовой, такая вся скромная и прекрасная, насыщаю свое пузико хлебными крошками и запиваю кипятком, как вдруг...
Хотя, нет, подождите... Я почему-то четко помню, что кушала я очень вкусное филе минтая в морковке и луке с картофельным пюре, свекольный салат со сметаной, а пила я вишневый компот. Но вы представляйте хлебные крошки и воду, потому что так будет поэтичнее, скромнее и красивее.

Сижу я, значит, глотаю крошки и обжигаюсь кипятком, как вдруг садится ко мне за столик один студентик, чье имя сейчас никак не могу вспомнить, как и его фамилию. А это очень так, знаете ли, симптоматично, поскольку моя память на имена, фамилии и лица настолько феноменальная, что какая-нибудь оперативка в два терабайта, загрузи ее на мою мощность, мигом задымится. Иными словами, был тот студентик безлик и бесцветен. Тем и не запомнился, ибо нечему.

Поприветствовал он меня, подсел со своей миской и тоже приступил к процессу насыщения.
В столовке мы сидели одни. Так уж случайно вышло в тот момент. Да, я его знала, как и он меня. Скажу больше. Примерно за месяц до нашего неожиданного романтического обеда он пригласил меня на один медленный танец на праздничной факультетской тусовке. Конечно же, я сплясала с ним. Затем, изрядно накушавшись водочки и траванувшись печеньками, все забыла.

Глотая свои крошки, я уловила некие импульсы, исходящие от него. Он ел молча и очень так сосредоточенно, но всей своей натурой я ощутила: он хочет что-то сказать, но не говорит. Помогать я ему не собиралась, но долька интереса во мне все же была, поэтому я несколько замедлила процесс насыщения.

Вскоре импульсы достигли критического апогея и он решился.
- Хочешь переспать со мной?
Я растерялась, что недопустимо, поскольку когда теряюсь, глупею лицом, что тоже недопустимо.
- Чего это?
- Хочешь со мной переспать?

Я начала судорожно трясти свою память. Не ляпнула ли я чего подобного во время той нашей пляски? Не повешала ли ненароком где объявление об этом? Не напечатали ли в светской хронике наше решение о помолвке? Не свихнулся ли кто из нас?
- Ты чего это?
- Ну, ты ж знаешь, меня скоро в армию забирают, вот и хотелось бы, так сказать... Ну, ты поняла!

Да нифига я не поняла, хотя сразу же и поняла.
Бедняжка! Уходит в армию, так и не познавши женского тела, любви и ласки.
А я здесь при чем? Неужто мои доброта и приветливость настолько ослепительны, что дают право обращаться ко мне с подобным предложением? С этим следует идти напрямую во Всемирную лигу сексуальных реформ, но никак не ко мне.

Знаете, что-то меня тронуло в его взгляде и интонации. В другой ситуации и другому адресату мой нецензурный ответ был бы скор и резок (как неоднократно бывало потом), но с ним я мгновенно решила обойтись максимально мягко, хотя мужская глупость - наибольшее, что я не терплю.

Да, мне стало его жалко - такого нескладного, робкого, нерешительного, покрасневшего. Наверняка такая просьба (идиотская просьба!) ему очень нелегко далась, но... Но моя жалость действовала в строго определенных тактичных рамках.

В течение минут пяти я говорила, а он сидел и слушал, опустив голову.
Я сжато изложила свою позицию относительно подобных взаимоотношений. Сказала, что все у него еще будет и сделать это стоит не абы с кем и не только ради самого акта. Объяснила всю неприемлемость и нетактичность его просьбы. Подчеркнула мужскую недостойность его жалкой позиции просящего. Пожелала ему успешной службы, дружбы и последующей удачи в жизни.

Он вздохнул и извинился. Я встала, чмокнула его в щеку и ушла.



promo incopula october 28, 2018 20:00 62
Buy for 100 tokens
Уж не знаю, с какого поучительного предисловия начать, ибо сегодняшняя история выходит за рамки всех мыслимых параметров морали. Разумеется, речь идет о моих персональных рамках, поскольку наверняка найдется много индивидов, которые не увидят в нижеописанном ни капельки зазорного, и да простится…
Да не, я тоже всё понимаю.Здесь блог, а в жизни всё иное...да и зачем тебе встречаться с твоими читателями.