maid

осенняя акварель (ч. 2)

Изо дня в день в ощущениях присутствуют незримые артефакты, настолько же материалистичные, насколько Гитлер был преисполнен любви к евреям.
Некоторые порой скользнут сквозь сознание неслышной тенью и растают в зыбком предутреннем тумане. Некоторые оценишь не сразу и не сможешь забыть потом.
Темным пятном лежит в памяти нечто ненавистное и ты воешь от бессилия что-либо исправить.
Тихим букетом воспоминаний цветет былой восторг и ты сидишь недвижно у потрескивающего камина, в который раз перебирая давно истершиеся мгновения.

Дверь машины захлопнулась.
Маска безукоризненной невозмутимости идеально легла на лицо.
Включился неведомый хронометр, педантично отстукивающий отведенные мне секунды.
FM-волны вещали, мотор гудел, колеса крутились, дорога разматывалась, пейзаж проносился.
Вся базовая комплектация текущего момента была налицо.
Все событийные подшипники слаженно крутились по еще неведомому сценарию.

Небо индифферентно дышало осенью и ему, по обыкновению, было искренне на меня плевать.
На лобовом стекле раскорячился багряно-желтый листочек. В его очертаниях угадывался гуинпленовский оскал, чей неуместный символизм привел меня в тихую ярость.

"Ты будешь посрамлен, гнусный нечестивец, когда мой спутник призовет меня в круги своих охуеннейших друзей!", - мысленно прошипела я, ничуть не рассчитывая на понимание моей трущобной аллюзии. Багряно-желтый нечестивец, однако, в аллюзию врубился, устыдился и упорхнул с нашего стекла в свои икебанные ебеня.

Он напряженно молчал и, казалось, руль и радио были единственным, что сейчас имело для него всепоглощающий смысл. Я ураганом носилась по терабайтным лабиринтам своих знаний, выискивая любой завалящий фактик, минимально годный для раскрутки на жалкое подобие разговора. Он, видимо, раскаивался, что позволил этой малолетней страхолюдинке поехать с ним. Я, искусно скособочив глаза, разглядывала его, ничем не выдавая свое постыдно-затаенное любопытство. Он горько сожалел, что под моим сиденьем нет катапульты, которая мигом бы все исправила в его пользу.

Молчание затягивалось. Палитра нашего грядущего диалога оставалась девственно чистой.
Крайне обеспокоенная этим, я, презрев не самую принципиальную часть своих убеждений, решила слегка рискнуть и сделать премьерный монохромный набросок, начав с одной из общепонятных банальностей.

Подумав, я ткнула кисточку в музыку и непринужденно набросала негативное мнение о звучащей по радио композиции. Валера легко согласился и, перехватив кисть, быстренько обозначил свои пристрастия в музыке, поинтересовавшись в финале реплики моими. Я приняла эстафету и очень сжато перечислила то, что мне периодически нравится.

Далее мы, разумеется, перешли к кино. Валера уважительно присвистнул, узнав, что я одобряю фильмы в переводе Д.Ю. Пучкова. Про Джима Джармуша я сочла благоразумным умолчать.

Наш рисуночек начинал наполняться оттенками цвета и принимать осмысленные очертания.

Вы видели как на заре авиации взлетали первые аэропланы? Первые аэропланы взлетали чисто ловкими Боингами в сравнении с моими робкими намерениями завязать разговор и вырулить его в интересное русло. Однако, мои робость с зажатостью улетучились напрочь, едва стоило нам начать равноценный бартер репликами.

А вот и магазин.
Вклинилась нудная необходимость прервать нашу затягивающую беседу и быстренько исполнить то, за чем нас и отправили сюда.
Минут через пятнадцать мы, затарившись требуемым, ехали обратно.

Мы ехали и болтали. Вновь диалог метался от одной темы к другой и вновь я безостановочно сыпала вопросами, делилась мнениями, расписывала планы на будущее, выражала заинтересованность, неодобрение, восхищение, незнание, сомнение и еще много чего.
Мне было неизмеримо трудно поначалу. Спустя короткое время я несколько раскрепостилась и зажглась почти на полную, не переставя жестко контролировать каждую высказываемую мысль.
Валера умел внимательно, не перебивая, слушать. А это не столь уж частое умение.

Этот обоюдный коммуникативный микс что-то делал со мной, что-то менял во мне, открывал новые неосязаемые материи во взаимоотношениях. Вполне короткий - минут в пятьдесят - диалог дал мне долгую пищу для последующих размышлений.

Мы ехали, болтали о всяком разном, перебивая друг друга.
Внутри меня безостановочно и радостно гремел хорал И.С. Баха "Jesus bleibet meine Freude".

Мы приехали. Отдали купленные продукты.
До юбилея оставалось чуть больше часа.

Мойра, видимо, обнаружила в себе долго дремавшую склонность к азарту.

Совсем неожиданно он позвал меня покататься. Просто покататься.
За секунду в голове пронеслось много чего. Каюсь, я подумала о не очень приличном и в то время для меня абсолютно недопустимом. Однако, я решительно отказалась верить в возможность чего бы то ни было подобного.

Мы снова сели в машину и поехали.
В восторженно-огорченных глазах сестры пробежала соответствующая моменту бегущая строка. Уж позвольте мне не приводить слова того обширного семантического поля, адресованные мне. Замечу только, что экс-профи с Тверской оскорбились бы донельзя, услышав подобное о себе.

Небо мирно дышало осенью. Деревья заученно проносились по сторонам дороги. Их желтовато-багряные листья трепыхались на ветру и улетали в холодные придорожные лужи.

Мы ехали молча. Это было очень странно, но никакого желания говорить не было.
Я смотрела только вперед и ни о чем не думала. Может быть, в одном из языков мира есть слово, означающее такой молчаливый уют вдвоем, только оно мне неведомо.
Я не знала, куда мы едем, зачем и надолго ли. В тот момент, а осознала я это гораздо позже, ответы мне были не нужны.

Нигде мы не останавливались. Сделав четыре круга вокруг дачного поселка и немного прокатившись по трассе, мы вернулись.

В следующий раз мы увиделись только через год и у него уже была девушка, на которой он вскоре и женился.

Я так и не узнала, почему и ради чего он захотел прокатить меня.
В принципе, реальный ответ мне и сейчас не нужен, поскольку я не хочу его знать.


Осенняя акварель (ч. 1)


promo incopula september 17, 21:00 44
Buy for 100 tokens
Ах, как жаль, что моя машина времени стоит сломанная на балконе! Так бы я, конечно, залезла в нее, нажала нужные кнопочки и метнулась на денек-два, к примеру, в умчавшийся июль, чтобы снова ощутить беззаботную лень и приятные прогулочки по приморскому городку, где я была в гостях у однокурсницы.…

осмелюсь заметить что на тверской давно (очень) девочек нет

Не смог больше 10 рредложений прочитать. Плохо написано.


с моей стороны пули вылетали.. проблема у вас.. ))
Во втором заезде небо перестало быть индифферентным, мирно задышало и, видимо, высказалось в пользу прохладного целомудрия, и это высказывание услышал не только ваш организм )
написано душевно и трогательно. спасибо! )
Если в жизни моменты "здесь и сейчас", и ни вопросы, ни тем более ответы, к ним не применимы

ты абсолютно точно выразил суть момента.. спасибо )
"Небо индифферентно дышало осенью"
Очень красиво написано! Мне нравится!Близко

очень рада, что пришлось по душе.. ) спасибо за доброе слово!