closed eyes

злая клятва (ч. 2)

Прошло десять лет.
Клемент закончил финансово-кредитное училище в Кандалакше и уже два года работал там кассиром в Сберкассе. Он имел копеечную зарплату и койко-место в общежитии. Перспектива обрести отдельное жилье в виде одноместной комнаты, не говоря уж об однокомнатной квартире, отсутствовала напрочь.

Его клятва крепко сжатой пружиной оставалась в силе и он отводил себе не более трех лет на ее исполнение, иначе... иначе прежней жизни не бывать.

Прошло еще два года.
Клемент знал, как и что он будет делать.

Завтра в кассе, в его сейфе будут лежать сто пятьдесят тысяч рублей. Их исчезновение квалифицируют как хищение в особо крупных размерах с наказанием в виде лишения свободы до десяти лет с конфискацией имущества (последнее его абсолютно не пугало, а веселило).

Простая арифметика подсказала ему этот отчаянный и по-своему наивный выход.
Вся его зарплата за десять лет честной работы составит около двенадцати тысяч рублей.
Если продуманная схема сработает безупречно, то за каждый месяц десяти лет тюрьмы он "заработает" сумму, больше годовой зарплаты.
Рискованная и опасная игра с государством стоила свеч.

Клемент понимал, что самое важное - надежно спрятать эти деньги. Спрятать не просто очень надежно, а так, чтобы их никто не нашел и чтобы с ними за десять лет ничего не случилось. Эту головоломку он решал очень долго.
Также он знал, что местонахождение денег у него будут выведывать на допросах всеми способами, вплоть до физических. К этому он тоже был готов.

В пятницу час "Х" пробил.
В обед Клемент добежал до почты и получил посылку "Посылторга" с двумя электрическими плитками, которую, разумеется, принес на работу. Плитки он заказал месяцем ранее единственно ради объемной упаковочной коробки.

Уложить деньги в коробку было делом технически не сложным. Засунув в сейф обе плитки и опечатав его, Клемент пошел с коробкой в общежитие.
Утром в субботу два соседа по комнате ушли на рыбалку. Клемент запер дверь и хладнокровно, не спеша, проделал процедуру, которую мысленно проделывал наизусть бессчетное количество раз.

Он разделил деньги на три равных доли, обмотал каждую плотной упаковочной бумагой в два слоя и перетянул изолентой. Затем каждый сверток дважды туго обмотал брезентом, снова перетянул изолентой. Далее обтянул еще в три слоя полиэтилена, обвязал шпагатом, снова обмотал полиэтиленом и аккуратно прогладил стыки горячим утюгом через бумагу.
Три увесистых свертка разложил по трем заранее сшитым брезентовым мешкам, тщательно и прочно их завязав.
Мешки уложил на дно плетеной корзины, кинул сверху нож, садовый совок и старую скатерть.
Посидев пять минут, Клемент собрался и отправился "за грибами".

В понедельник его арестовали.
Он бросил на кон свою жизнь и свою смерть.
Было трудно, было очень трудно, но он держался. Он держался и молчал, харкал кровью после допросов и молчал. Терпел долгую, мучительную, круглосуточную боль и молчал.

Деньги не нашли.
Он выдержал. Он победил.
За победу он должен был заплатить десятью годами своей жизни. Касса приема платежей находилась в Мордовии.

Накануне тридцать пятого дня рождения Клемент освободился.
Вернулся домой. Он знал, что за ним будут следить, поэтому ненужных движений не делал. Тихо жил с родителями на пенсию по инвалидности. Дважды в неделю ходил в библиотеку, вечерами пил чай с пряниками, читал газеты и журналы, по субботам отправлялся за грибами.

Прошел год.
Одним субботним вечером Клемент - сдержанный и молчаливый - вернулся с тяжелой корзиной. Грибов в корзине не было.

Спустя трое суток на железнодорожном вокзале города Риги остановился поезд.
Из вагона вышел приземистый горбатый мужчина. В руках он держал небольшую дорожную сумку и перевязанную коробку с большой этикеткой "Обогреватель электрический бытовой".
Коробку с обогревателем он оставил в автоматической камере хранения.

Заселившись в привокзальной гостинице, Клемент пошел гулять по городу. За вечер он побывал в двух местах, которые помнил наизусть вот уже ровно двадцать три года. Там ничего не изменилось: брусчатка, картины на улице, цветы в больших глиняных горшках.

Клемент купил эскимо и сел на скамейку. Он молча ел эскимо и перебирал в памяти двадцать три прошедших года. Это эскимо было непомерно дорогим, но в те минуты он был счастлив отдать за него такую высокую цену.

В газете "Вечерняя Рига" Клемент внимательно прочитал объявления об обмене квартир и домов. Одно ему приглянулось: небольшой дом под Юрмалой обменивался на двухкомнатную квартиру в Москве.
Клемент позвонил и следующим днем поехал электричкой по названному адресу.

Дом ему понравился, хоть и требовал небольшого ремонта. Поговорив с владельцем, Клемент выразил желание купить дом за цену вдвое выше максимально возможной при обязательном соблюдении двух условий - не оформлять сделку купли-продажи юридически и не пользоваться банковским счетом.

Владелец задумался и осторожно поинтересовался, в своем ли уме посетитель, и, может, стоит вызвать милицию?
Клемент улыбнулся, выложил на стол неплохой задаток и четко изложил схему действий.

Пораженный владелец снова задумался. Потом он достал бутылку коньяка. Выпив с Клементом по рюмке, владелец дал согласие и они пожали друг другу руки.

Утром Клемент привез владельцу дома половину суммы. В свою очередь, владелец выполнил то, что должен был сделать.
На другой день Клемент отдал вторую половину и их устная сделка, уже не имеющая обратной силы без желания на то Клемента, была совершена.
Они снова выпили по рюмке коньяка и бывший владелец дома уехал, а Клемент - новый и полноправный владелец - остался.

Клятва была полностью выполнена. Мечта была осуществлена.
Finita!


Если хотите, можете поразмышлять о версиях:
а) где он спрятал деньги?
б) какова была схема полноценного приобретения дома в собственность без оформления сделки купли-продажи?

[Ответы]
Грибная легенда отрабатывалась Клементом более трех лет. Все общежитие знало, куда он ходит за грибами.
Лес находился в часе пешей ходьбы от окраины, за левым поворотом.
В тот раз, дойдя до окраины он повернул вправо и пошел совсем в другую сторону - в сторону кладбища.
В трех недавних могилах у забора он сделал под гранитными плитами неглубокие подкопы с боков и вложил туда по мешку. Тщательно все заделал, выровнял и присыпал землей. Никакой опытный глаз не заметил бы недавнего вмешательства.
Отсидев десятку, Клемент обнаружил могилы на месте, нетронутыми, и без проблем выкопал деньги.

Владельцу юрмальского дома Клемент предложил прописать его за половину суммы стоимости дома, а вторую половину цены отдал после того, как хозяин выписался. Таким образом, будучи единственным прописанным в доме, Клемент стал и его полноправным хозяином. Советское право именно так трактовало факт прописки ответственного квартиросъемщика.




promo incopula october 31, 18:30 21
Buy for 120 tokens
Сегодня с утра пришлось по зову служебного долга, но вопреки желанию, побывать в одном окраинном микрорайоне, где мне раньше никогда бывать не приходилось. Но обо всем по порядку, как уже привыкла говорить я, наравне с не очень умными людьми и другими блогерами. Однако, не ждите краткости, ибо…
Деньги у диких пчел в дупле или в воде, в болоте.
Про юридическую сторону и сказать нечего. Без договора тяжко оформить на себя.

а) за 10 лет дерево с пчелами может сгнить, его могут спилить; в болоте деньги могут опуститься на такую глубину, что и не достать.
б) в советские времена была единственная возможность стать владельцем квартири или дома без всякой сделки.
А он не болялся очередной денежной реформы?

не думаю, что он думал об этом.. в советские времена (в 70-е годы) стабильность зашкаливала.. )
Вот это упрямство и настойчивость:)
Размышлять неохота, эти вопросы не так важны:)

может и не важны, но это интересно.. лично я была восхищена )
по тексту не было понятно о каких годах СССР идет речь. поэтому я все ждал что по выходу все деньги превратятся в бумагу и жалел мужика.

вариант простой прописки одного и выписки другого подходит?

было сказано, что он родился в послевоенные годы )
БИНГО - прописка и выписка!! ))
А потом СССР распался, Клемент получил статус негражданина и его дом попал под реституцию.

у него хватило прозорливости в конце 80-х продать дом и уехать оттуда..

человек всегда надеется на лучшее.. надеется, несмотря ни на что..
насколько я знаю, спокойные 50-70 приучили людей к стабильности.. вот точно верю, что в 60-70 вряд ли кто предполагал в серьезную возможность крутых перемен..
Честно говоря, аж мурашки по коже. Такая целеустремленность, граничащая с фанатичностью. А как у него дальше жизнь сложилась? Принесло ли ему счастье исполнение мечты?

я на секунду поставила себя на его место, когда он ел эскимо.. думаю, во мне в эти минуты все бы бурлило, пело и плясало.. так долго и тяжко идти к цели и дойти..
а насчет его счастья ничего сказать не могу.. сейчас ему, думаю, за 70 и живет он с женой в провинциальном российском городке..
насчет где зарыл еще подумаю, но одно не дает покоя: вроде как в советское время за хищение свыше десяти тыщ давали высшую меру.

вот за это не знаю, врать не буду..
одно время я почитывала мемуары Гдляна.. че-т не припомню высшую меру за украденные миллионы )
Я считаю, что надо зарабатывать на жизнь собственным трудом, но написано хорошо)
Гадать не хочу - вариантов множество. Да и суть не в этом...

да, ты прав )
через парочку часов напишу в тексте поста оба ответа..