Инна Лº (incopula) wrote,
Инна Лº
incopula

Category:

сингулярная дилемма

А не поговорить ли нам сегодня о запретном и порочном? А не приоткрыть ли мне на минутку маленькую бронированную дверцу в маленькую комнатку с железобетонными стенами без окон? А не озвучить ли мне конфиденциально нескромные мысли? А то давно не брызгали тут ядом двуликие анусы, в процессе чтения с яростным вожделением надрачивающие на гневно осуждаемое и исходящие затем суровой отповедью в мой безупречный адрес.

На исходе последнего апрельского вечера сидела я в своем скрипучем ротанговом кресле у камина, почесывая за ушком у разомлевшей Василиски и по обыкновению углубившись во вдумчивое чтение разных нравоучительных историй из жизни достойных людей. Изредка я прихлебывала горячий шоколад с коньяком, сладко затягивалась терпкой козьей ножкой и размышляла о содеянных сегодня многих благочестивых делах, внутренне преисполняясь за них неимоверной гордостью.

Внезапно ход моих славных занятий был смущен появлением мысли, которая контекстуально не вписывалась в чинно-благородную атмосферу, дефолтно окутывающую меня в тот момент своим изящным идиллическим флером. Поначалу я пыталась отмахнуться от этой непрошенной мысли, но все тщетно. Мысль летала вокруг меня наглой приставучей мухой, жадно вгрызалась в мое слабо сопротивляющееся сознание, властно заполоняла его, и как я ни старалась ее прогнать, как ни топала ногами и ни размахивала сердито руками, все мои попытки угасли втуне.

Отрешенно рухнула я обратно в кресло прямо на Василиску и тут же вскочила, напуганная ее утробным воплем. В растерянности и испуге я закружилась по комнате, бестолково размахивая штопаными рукавами старой коричневой кофты и путаясь в длинной черной юбке. Платок сполз мне на глаза и только ощупью я нашла стену, оперлась на нее, стянула нахер платок, отдышалась и немного пришла в себя.

Непрошенная мысль вновь вцепилась в меня своими острыми когтями и мне ничего не оставалось делать, как безропотно уступить и поддаться ее искушениям.

Я хотела хлебнуть горячего шоколада, чтобы восстановить силы и поправить расшатанные нервы, но он успел остыть и пришлось мне довольствоваться парой-тройкой добрых глотков коньяка.

Далее я вышвырнула Василиску за дверь, заперла дверь на крючок, закрыла на окнах дубовые ставни и опустила плотные портьеры.

После этого скинула коричневую кофту, черную юбку, синие чулки, почти новое бабушкино исподнее и сложила все это обратно в сундук. Из недр шкафа-купе я достала черное белье высокой ценовой категории, успешно пригодившееся мне только однажды, надела его, встала перед зеркалом, охнула, ахнула, слегка покраснела, изобразила экспресс-прическу a la Audrey Hepburn и села перед ноутбуком.

Я побарабанила по столу пальцами и ненадолго задумалась. Мысль, уверенно овладевшая мной, требовала действий, кои я уже сама вовсю жаждала предпринять, и действия эти были безмерно далеки от сути благочестивых деяний, о которых я читала несколькими минутами ранее.

Мои разум и сердце вступили в короткую формальную дуэль и вот я уже разглядываю фотки Михаила, вспоминаю наши стебные диалоги, его голос и улыбку, его безудержный хмельной драйв и хмурый вкусный перегар, его безжизненную утреннюю статику и неутомимую вечерне-ночную динамику. Вспоминаю запах его волос, соленый вкус его пота, драгоценный аромат его тела.

В эти редкие и не особо долгие минуты такого одностороннего единения с ним мне по-своему хорошо. Я тихо произношу его имя и прошу у него прощения за все сделанное и несделанное. А он - бывший одноклассник, бывший близкий друг, бывший родной человек - даже не знает, что я до сих пор думаю о нем с большой благодарностью и глубочайшей нежностью.

Прошло почти два года с нашего расставания. Он два года уже с другой и они наверняка счастливы. А я вот за эти два года так никого и не встретила, кто бы мог превзойти его. Да, прошло два года и что-то уже угасло, отбушевало, отболело, а что-то осталось во мне навечно.

Всего две недели я знакома с Ромой, который мне безусловно симпатичен и мне с ним даже уютно и хорошо. В сложные моменты я всегда сильна разумом и сейчас я сознательно изо всех сил стараюсь привыкнуть к Роме и найти в нем нужное мне, прочувствовать в нем того, кто мне нужен и я искренне верю, что с ним у меня все сложится и я не потеряю его по собственной глупости и самонадеянности.

Мы не видимся и не общаемся с Михаилом два года. Дважды я поздравляла его с днем рождения и дважды он отвечал суховатым "спасибо". Больше никакого общения нет. За эти два года не было дня и не было вечера, чтобы я не думала о нем, чтобы не вспоминала его и не кляла себя за непозволительную опрометчивость в отзвучавших резких словах и исполненных радикальных решениях. Он многое прощал и на многое закрывал глаза, но однажды ушел. Я долго не могла поверить в реальность ухода и ждала, ждала, ждала...
Он не вернулся.

Пронзительно звенят во мне высокая светлая печаль и аналогичная тоска. Я оцепенело смотрю на фотографию Михаила. В какой-то момент мной овладевает сильнейшее желание перекинуться с ним хотя бы одним словом. Желание услышать его голос буквально обжигает, душит меня и, реально, скажи мне кто в тот момент, что за диалог с ним нужно заплатить в неведомую кассу, я бы сполна заплатила без раздумий.

Я робко держу телефон и откладываю его. Барабаню пальцами по столу.
Я открываю его страничку в ВК. Вижу, он онлайн.
Моя еле живая решимость колеблется. Я боюсь обратиться к нему.

Больше всего я бы не хотела, чтобы он рассердился на меня. Пусть он будет равнодушен, строг и суховат, даже молчалив и может даже в какой-то степени презрителен ко мне, но только не сердит. Его гнева я боюсь больше всего на свете. Однажды я прочувствовала его справедливую испепеляющую мощь (речь не о школьном инциденте) и ни за что не хотела бы повторения подобной термоядерной вспышки.

Я стою на каком-то краю решимости пополам с безрассудством и долей отчаяния. Мне очень хочется, чтобы он стал 'off', но еще больше хочется, чтобы остался 'on'.

Я делаю шаг и набираю текст: "че как и все такое?? как сам?? вспоминала тебя че-т сегодня, захотела черкануть вот.. )) просто так.. без всяких )) это пояснила, чтобы пацан не ссал.. или пацан уже не пацан душой?? ))".
Задерживаю дыхание и закидываю мессагу.

Почему-то снайпер не палит в окно, спецназ не ломает дверь, монитор не взрывается презрением и возмущением.
Я уже торопливо грызу себя насмерть за несдержанность и готова забраться в морозильник и безвылазно сидеть там лет двести, пока опасность не минет.
Вдруг браузер деловито звякает сигнальчиком и вкладка "Диалоги" равнодушно мигает мне.

Я догадываюсь, кто это мне ответил, но не спешу открыть вкладку. В башке проносятся пара тысяч возможных вариантов его ответа, который я заслужила, и все они сводятся примерно к следующему.
- ты зря мне пишешь;
- нам не о чем говорить;
- забудь меня навсегда;
- оставь меня в покое;
- никогда не пиши мне больше;
- былого не вернуть и советую заняться своим будущим;
- отвали;
- ты совсем прихуела!

Закусив губу, я храбро открываю вкладку и, крепко ухватившись за стол, читаю ответ: "Кто ссыт, тот гибнет. Да все норм. Здарова. Сама-то при делах?"

Мгновенно я забываю все дурные переживания и моя душа за четверть секунды наполняется незабытым драйвом, уверенностью, ироничностью, бесстрашием, обожанием и еще многим чем, что некогда было в наших отношениях.
В моих венах журчат дикий восторг с жуткой радостью, я взмахиваю крыльями и взлетаю ввысь и парю там в его мысленных объятиях, о которых он не знает...
Мы разговариваем...

Мы говорим долго. Сначала текстово в ВК, потом Миша предлагает перейти в скайп.
Я невозмутима, улыбчива, добра, иронична. Я безудержно кайфую. Я по-наркомански наслаждаюсь. Я упиваюсь его голосом, взглядом, неподражаемым юмором, всей незабытой атмосферой его добрых подъебок.
Я очень удивлена таким его беспредельно теплым отношением. Абсолютно не ожидала этого.

Я обмолвилась, что пролетело уже почти два года. Он соглашается и невозмутимо добавляет, что два года - это чуть больше чем мой IQ. Я соглашаюсь и счастливо хихикаю ровно на обозначенный уровень.

В какой-то момент он шутливо советует мне тщательно подбирать слова. Я мигом отвечаю, что если и буду что тщательно подбирать, то только упавшую еду с пола. Он очень доволен ответом и сдержанно хвалит.

Мы проговорили часа три.
О былом не говорили, не вспоминали ничего такого. Не прозвучало никакого намека на прежние недомолвки и на вряд ли забытые полуобиды. Говорили только о нынешних делах, событиях и прочем повседневном.

Я рассказала о Роме. Миша умеренно поинтересовался обстоятельствами знакомства, его характером, родом занятий, отношением ко мне. Я отвечала умеренно детально и достаточно откровенно.
Да, во время нашего разговора Михаил находился дома один и пил пиво.

Почти всю ночь я лежала, вертелась без сна и изводила себя мегатоннами мыслей.
Порой я понимаю в разы больше, чем сказано и наш внезапный диалог был именно таким случаем. Я ощутила его былой, едва уловимый, интерес. Он был энергичен, внимателен и добр. Все это не зря и не просто протокольное соблюдение прежних дружеских формальностей.
Я знаю и помню, что Миша абсолютно не любопытен к тому, что его не касается напрямую, но мне он задал вопросов побольше, чем мог бы задать при других обстоятельствах.

Я лежу и верчусь без сна. Все мое существо захвачено мыслями о Михаиле и я содрогаюсь от плохо сейчас понимаемой возможности возобновления отношений, в которую я, естественно, не верю и совсем не допускаю ее реальность в обозримом будущем. Все финальные разговоры окончены, все решения обдуманы и приняты.
Сегодняшний диалог?
Да что он значит по самому большому счету?
Ничего!
Он просто валялся, пил пиво и от скуки трещал со мной.
Почему бы и нет?

Часы на подконнике настойчиво мигают красным - 03:12.
Я поднимаюсь и тихо делаю себе кофе.
Включаю ноутбук и подтаскиваю столик к дивану.

Я делаю глоток кофе, искоса поглядываю на дверь и открываю две фотографии.

Миша стоит в бриджах цвета топленого молока и в красной футболке с белой надписью "Property of Athletics Dept.". С шеи свисают его вечные наушники. Он курит и слегка улыбается. На нем солнечные очки. Ветер взъерошил ему волосы.

Рома на работе. На нем белая поварская куртка. Она немного расстегнута и видна грудь. Рукава закатаны и видны мускулистые руки. Рома держит нож и улыбается.

Рома и Миша - два моих друга. Один в прошлом, другой в настоящем.
Я перевожу взгляд с одного на другого и думаю.

Миша для меня бесценен. Он очень много сделал для меня. Не побоюсь признаться, что он в определенном смысле даже воспитал меня. Мое чувство юмора развито и отшлифовано Михаилом. Он пристрастил меня к своей музыке, познакомил с целым пластом достойных фильмов.
Никто не превзошел Мишу. Никто не сравнится с ним. Он превыше всех, но с ним все закончено.

Рома дорог мне своим нынешним отношением. Он симпатичен, атлетичен, энергичен, умен и обладает неплохим чувством юмора. Он в меру строг, в меру добродушен, в меру ленив. Я уловила, что Рома немного обидчив, но ярко и напрямую он это ни разу не продемонстрировал. Рома удачно встретился мне в нужный момент и сразу вписался в мои жесткие требования, которые я уже была готова значительно снизить.

Юмор Михаила филиграннее, чем Ромин юмор и качественно он другой. Миша - математик и логик. Рома не злоупотребляет этим на бытовом уровне, он больше - гуманитарий. Эрудиция Михаила в разы превосходит Ромину.
Оба очень много работают. Миша зарабатывает втрое больше Ромы. Оба щедрые и совсем не жмоты.

Рома нехило выпивает по случаю, но очень пьяным я его не видела. Миша пьет стабильно по выходным - чаще пиво, иногда водку, виски, или коньяк, или что другое покрепче - и пьяным я его видела бессчетное количество раз.

Все же, случись мне сию минуту решать вопрос развития отношений с Ромой или возобновления оных с Мишей, я без всяких размышлений вернулась бы к Михаилу. Пусть даже я бы знала наверняка, что буду с ним месяц-два-три, даже неделю, даже один день, а потом вновь все распадется, Рома меня не примет обратно и мне суждено будет долго-долго прозябать одной и довольствоваться редкими одноразовыми случками, я бы все равно безоглядно прилетела бы к Мише, приползла бы на коленях и упала бы у его ног...



Tags: былое, он, откровения, разврат
Subscribe

  • восьмая печать (ч. 2)

    Михаил стоял слева от ворот и неторопливо ссал в сугроб. Я зарделась в легком смущении и деликатно отвернулась. Вряд ли бы он хотел, чтобы я…

  • восьмая печать (ч. 1)

    Я все продумала заранее! Медвежья шкура на полу, бутылка красного вина, вонючий сыр с благородной слезой, фруктовое ассорти и непременно - пылающий…

  • две ночи с ангелом-авантюристом

    Наверное, это была не я. Наверное, это было не со мной. Быть может, это был сон? Да, всего лишь яркий сон, запомнившийся изощренной реальностью,…

promo incopula september 23, 2019 20:00 26
Buy for 100 tokens
Говорят, вглядываться в прошлое - занятие не из самых разумных, ибо там все без изменений. Но, знаете, пусть говорят! А, впрочем, давайте-ка по порядку. Говорили мне однажды (с пару-тройку раз, примерно), что я умею удивлять, но я скептически воспринимала эти жалкие потуги на комплимент, хотя…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments

  • восьмая печать (ч. 2)

    Михаил стоял слева от ворот и неторопливо ссал в сугроб. Я зарделась в легком смущении и деликатно отвернулась. Вряд ли бы он хотел, чтобы я…

  • восьмая печать (ч. 1)

    Я все продумала заранее! Медвежья шкура на полу, бутылка красного вина, вонючий сыр с благородной слезой, фруктовое ассорти и непременно - пылающий…

  • две ночи с ангелом-авантюристом

    Наверное, это была не я. Наверное, это было не со мной. Быть может, это был сон? Да, всего лишь яркий сон, запомнившийся изощренной реальностью,…