Инна Лº (incopula) wrote,
Инна Лº
incopula

Categories:

гамма тела

Совсем-совсем недавно, всего два года назад, всего в нескольких метрах от меня бурлила жизнь грянувшего зимнего утра. За толстыми кирпичными стенами, несколькими этажами ниже, хмурый серый рассвет гнал, торопил таких же хмурых людей на работу, учебу, в больницы, магазины, на рынки, в подземные переходы, на вокзал, в аэропорт, или в другое место, куда занятым людям нужно успеть ранним утром по очень важным и срочным делам.

А я не была занята. Я никуда не спешила. Я проснулась рано и имела полное право валяться в постели столько, сколько захочу.
Нет, не совсем так. Право-то я имела, но кто б мне дал им воспользоваться?
Мои утренние часы в нерабочий день - священное табу абсолютно для всех.
Было время, когда это табу частенько нарушалось.
В то утро я проснулась рядом с тем, кто мог его безнаказанно нарушать.
Да, такое время было!

Я проснулась рано. Мне никуда не надо идти. Несколькими этажами ниже, за толстыми кирпичными стенами, всего в десятке метрах от нас торопливо бурлит холодная утренняя жизнь. А я в ней не занята, я никуда не спешу.
Я проснулась рано и лежу, уткнувшись носом в его затылок.
Я знаю, его сон крепкий, но я все равно не шевелюсь и тихо вбираю запах его волос. Запах его волос я знаю наизусть, но все равно каждый раз раскладываю его на миллион составляющих, ни одна из которых не проскользнет мимо меня.

Я выучила наизусть все гаммы его тела: грязь и пот после работы, чистый аромат зеленого чая после душа, теплый и уютно-нежный утренний вкус, терпкий и пронзительно-родной запах мокрого тела после ночных кусаний губ и убыстряющихся движений его бедер.

Я проснулась и лежу, дышу ароматом его головы, нюхаю его волосы. Я нюхаю его и дышу им.
Еще рано и я знаю, он не проснется, пока я не разбужу. Еще осталось с полчаса и мне потом надо вставать, готовить для него завтрак, который он, как обычно, будет хватать на бегу в последние минуты. Это я тоже знаю наизусть, как и то, что будить мне его придется долго; с угрозами и поцелуями, с рукоприкладством и матами, с уговорами и ультиматумами.

Утром он никакой - беспробудно спящее тело. Каждое утро я просыпаюсь первая и прижимаюсь к нему, обнюхиваю его, обнимаю. Я жмурюсь и неслышно мурлыкаю от неописуемого удовольствия. Иногда, когда мы накануне долго делили ночь, утром я облизываю его, жадно слизываю соль с его плеч, спины, груди. Соленый пот его тела пьянит меня и порой в некоторые минуты я, извращенно и специально, при нем и его молчаливом одобрении, под его усталое дыхание, как кошка изощренно вылизываю его, пока он лежит без сил.

Бывало, я просыпалась в полной темноте и чувствовала, как его руки молча и сильно обшаривают меня, хватают там, где он захочет, а потом он молча прижимает меня своим телом и я даю ему это сделать и молча кричу и изгибаюсь под ним и неистово обвиваю его руками и рву ногами простынь и бьюсь головой об его грудь. А он молча и безостановочно насыщается мной и насыщает меня и я снова бьюсь под ним и снова пытаюсь урвать больше воздуха перед долгим падением в свободный полет.

Я знаю, есть секунды, когда он не думает обо мне. Он говорил, это длится недолго и бывает, наверное, тогда, когда он, ударившись об меня последний раз, долго рычит и обрушивается на меня всем телом, содрогаясь в спазмах, шумно дыша мне в ушко и царапая мою щечку своей, а я едва ли не всхлипываю и благодарно принимаю весь его вес.

Мне нужно вставать. Я встаю, умываюсь, надеваю халат.
Я жарю блины, режу сыр, колбасу, завариваю чай. Это легко.
Теперь сложное - разбудить его. Я начинаю это делать за полчаса до критичного времени.
В ответ убедительная просьба отъебаться, пожалеть его и дать хотя бы еще пять минуточек.
Я не обращаю внимания на мольбы и продолжаю будить. Он спит и со сдернутым одеялом и с выдернутой подушкой.
Крики в ухо вызывают только лишь взрыв отборного мата и много пожеланий следующим адресатам: я, его босс, его IT-работа, снова я, опять я и еще несколько раз я.
Мой маршрут всегда один - нахуй, но я не в обиде и ничуть не против, при условии, если это его хуй!

Он проснулся и встал, но это еще не победа. Он может и в ванной спать, поэтому я туда периодически заглядываю.
Утром я бодра и добра, а он злой, вялый и молчаливый.
Блины, сыр, колбаса, чай и сигарета делают из него подобие человека.
Он хмуро и виновато улыбается, целует меня и едет на работу.

Совсем-совсем недавно, всего два года назад, я жутко сердилась на него за такие тяжкие пробуждения и за многое другое. Сейчас я очень хотела бы вновь пережить хотя бы один день с блинами, утренней руганью, его ночным рычанием, с запахом его волос и всей гаммой его тела и жизни.


Tags: акварель, былое, он, откровения
Subscribe

  • восьмая печать (ч. 2)

    Михаил стоял слева от ворот и неторопливо ссал в сугроб. Я зарделась в легком смущении и деликатно отвернулась. Вряд ли бы он хотел, чтобы я…

  • восьмая печать (ч. 1)

    Я все продумала заранее! Медвежья шкура на полу, бутылка красного вина, вонючий сыр с благородной слезой, фруктовое ассорти и непременно - пылающий…

  • две ночи с ангелом-авантюристом

    Наверное, это была не я. Наверное, это было не со мной. Быть может, это был сон? Да, всего лишь яркий сон, запомнившийся изощренной реальностью,…

promo incopula september 23, 2019 20:00 26
Buy for 100 tokens
Говорят, вглядываться в прошлое - занятие не из самых разумных, ибо там все без изменений. Но, знаете, пусть говорят! А, впрочем, давайте-ка по порядку. Говорили мне однажды (с пару-тройку раз, примерно), что я умею удивлять, но я скептически воспринимала эти жалкие потуги на комплимент, хотя…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • восьмая печать (ч. 2)

    Михаил стоял слева от ворот и неторопливо ссал в сугроб. Я зарделась в легком смущении и деликатно отвернулась. Вряд ли бы он хотел, чтобы я…

  • восьмая печать (ч. 1)

    Я все продумала заранее! Медвежья шкура на полу, бутылка красного вина, вонючий сыр с благородной слезой, фруктовое ассорти и непременно - пылающий…

  • две ночи с ангелом-авантюристом

    Наверное, это была не я. Наверное, это было не со мной. Быть может, это был сон? Да, всего лишь яркий сон, запомнившийся изощренной реальностью,…